IV

1


Этим летом я присматривала за квартирой друга, который не мог вернуться в Лондон из-за связанных с коронавирусом ограничений. Он отсутствовал шесть месяцев, а своё муниципальное жильё с фикусами, кактусами, разными видами герани, банановым деревьями и проросшими там и здесь авокадо оставил под моим и соседским присмотром. Окна его квартиры на двадцатом этаже смотрят на Темзу и Собачий остров, на котором находится деловой квартал Лондона Кэнэри-Уорф.
В какой-то момент на его балконе я стала замечать голубей. Особенно не обращая внимания, я думала, что голуби каждый раз разные и прилетают для того, чтобы передохнуть и полюбоваться видом. Но затем я стала свидетельницей процесса кормления – двое зрелых птенцов засовывали свои головки практически полностью в ротовое отверстие матери, отрыгивавшей им еду, и стало ясно, что на балконе живет голубиная семья. Понаблюдав ещё какое-то время, я обнаружила их гнездо, спрятанное под деревянной коробкой, подпирающей оливковое дерево. Я стала подкармливать голубей найденными в одном из кухонных ящиков кедровыми орешками. Голуби, кажется, стали мне доверять.


В Лондоне проживает около миллиона голубей, их называют крысами с крыльями и, в основном, не любят. Это контрастирует с историей ближайшего прошлого, когда голубям доверяли пересылку важных сообщений. Голубиная связь использовалась во время Первой мировой войны, гражданской войны 1918—1920 годов и Второй мировой войны. Во время Первой мировой в немецкой армии существовали специальные роты голубиной почты. Голубиной почтой пользовались начиная с глубокой древности. Греки, римляне, египтяне, персы, евреи, а позднее галлы и германцы оставили обильные письменные сведения об употреблении голубей для военных, коммерческих и других целей.


Из интересных фактов – голуби могут совершать обратные сальто, видят ультрафиолетовые лучи, максимальная скорость полёта голубей может достигать 150 км/ч, также они могут распознать людей, относящихся к ним хорошо.
Мой друг, хозяин квартиры, не поддержал моей зарождающейся межвидовой дружбы и энтузиазма, указал на антисанитарию и попросил от голубей избавиться. Чистка балкона заняла около двух дней, муки совести по поводу выселения прикормленной голубиной семьи из их дома продолжаются до сих пор.


Идеальной была бы ситуация продолжения дружбы или хотя бы контролируемого сожительства. В своей книге «Оставаясь с проблемой: создание родства в Хтулуцене» теоретик межвидовых отношений Донна Харауэй указывает на несколько примеров успешного взаимодействия между людьми и голубями.


Так Харауэй рассказывает о голубях Австралии, появившихся там вместе с европейцами. Плодовитость голубей стала мощным признаком перенасыщения земель иммигрантами - птичьими и человеческими, а также лишения земель как аборигенов, так и эндемичных болотных птиц парка.


В 1990-х годах в городском парке в центре Мельбурна, расположенного на северном берегу реки Ярра, была построена голубятня, которая представляет собой попытку контроля над голубиной рождаемостью. Эта технология имеет решающее значение для процветания многовидовых городов. В этой голубятне есть двести ячеек, удобных для откладывания яиц, люди заменяют яйца искусственными для того, чтобы постепенно вывести потомство. Поощряется кормление голубей возле голубятни, но не где-либо ещё. Донна Харауэй видит голубятню как практическое проигрывание нашей способности реагировать на проблемы лучше, и приводит её в пример того, как мы можем «оставаться с проблемой». Блог Pitchfork, посвященный проектам, связанным с пермакультурой, отметил, что это сооружение не только успешно в разрешении конфликта между голубями и людьми, но также ответственно за продукт концентрированных насестов птиц - компостируемый помёт. Эта голубятня – возможный шаблон для продолжающейся, невинной, многовидовой жизни вместе.


Харауэй также приводит в пример проект художницы-исследовательницы Беатрис да Коста и её учеников Сины Хазег и Кевина Понто под названием «PigeonBlog». Проект стал результатом сотрудничества «голубей, художников, инженеров и любителей голубей, участвовавших в инициативе по сбору научных данных». PigeonBlog – это проект, позволяющий наблюдать за уровнем загрязнения воздуха в реальном времени. Эксперимент проводился в Южной Калифорнии, в округе Лос-Анджелеса, где загрязнение воздуха негативно влияет на здоровье людей и животных, живущих вблизи шоссе, электростанций и нефтеперерабатывающих заводов. Официальные правительственные устройства мониторинга загрязнения воздуха размещены в фиксированных точках на большой высоте вдали от районов с интенсивным движением и известных источников загрязнения. Каждое устройство мониторинга стоит тысячи долларов и может измерять газы только в непосредственной близости от себя, полагаясь на различные модели для экстраполяции на объем воздушного бассейна. Наиболее загрязненные районы, т.е. те, в которых да Коста проводила эксперимент, как правило, населены представителями рабочего класса и иммигрантами. Оборудование, разработанное для этого проекта и прикрепляемое к спинкам голубей, состояло из комбинированного блока GPS (широта, долгота, высота) / GSM (связь с вышкой сотовой связи) и соответствующих антенн определяющих автомобильное загрязнение (CO / NOx. датчик, датчик температуры), интерфейс карты модуля идентификации абонента (SIM), микроконтроллер и стандартные вспомогательные электронные компоненты. По сути, они разработали сотовый телефон передающий короткие сообщения (SMS) на открытой платформе. Тогда как разработка технологий заняла три месяца, на развитие доверия между художниками-исследователями и голубями ушёл практически год. Голуби в этой ситуации не были простыми сим-картами, они были живыми со-продюсерами. Художники и голуби должны были научиться взаимодействовать и тренироваться вместе. Спустя много испытаний и тестовых полетов, разновидовая команда была готова к успешному проведению эксперимента.

2


Теперь я живу неподалёку от кладбища Нанхед, считающегося одним из «семи величественных кладбищ Лондона». Кладбище находится в районе Саутварк и первоначально было известно как Кладбище Всех Святых. Оно было освящено в 1840 году и в тот же год открыто Лондонской кладбищенской компанией. В период между 1960 и 70-ми гг. кладбище перестало приносить деньги и было заброшено. За десять лет территория кладбища значительно заросла, и впоследствии стала местным заповедником.


Я часто прихожу сюда погулять и понаблюдать за местной активной жизнью на фоне заплесневелых готических надгробий. Здесь всегда можно встретить стаю ворон; здесь много сорок и соек. Есть чёрные дрозды, корольки и снегири. С апреля также можно наблюдать славку-черноголовку и пеночку, вернувшихся с зимовки. Среди деревьев здесь – сикомор, ясень, липа, дуб падуболистный, дуб австрийский, дуб черешчатый и каштан. Некоторым из этих деревьев около двухсот лет. Старые деревья часто сбрасывают сухие ветки, стволы становятся пустыми внутри, не выдерживая веса, падают и становятся домом для грибов и беспозвоночных, которые, в свою очередь, переваривают дерево. Пустые стволы также продрабливаются пёстрым и зелёным дятлами. Заповедник заселён огромным количеством жуков, некоторые из них питаются растениями, некоторые – деревьями и другими жуками. Насекомые также служат кормом для птиц. Для того чтобы низкорослые деревья и кустарники проросли, важно, чтобы не все деревья вырастали слишком высокими, – люди, присматривающие за заповедником, следят за тем, чтобы этого не произошло. Здесь также можно встретить несколько разновидностей ос и пчёлок. У бабочек (здесь – павлиний глаз, углокрыльница, крапивница) и птиц здесь есть необходимая разнородность сред обитания – поросли, деревья, кустарники и поляны снабжают бабочек разными цветочками для пропитания, заросли крапивы служит кормом для гусениц.


Сложившаяся экосистема заповедника Нанхед — это пример цикличности процессов, взаимозависимости и взаимо-действия, взаимного поддержания и разрушения материальности. Вновь обращаясь к терминологии Донны Харауэй, мы все - компост, под этим Харауэй понимает не только неизбежность конца жизни для всех видов, но и факт того, что мы уже в процессе постоянного переваривания друг друга.


Мыслители «нового материализма» и представители объектно-ориентированной онтологии указывают, что на данный момент природа рассматривается как нечто поддерживающее цивилизацию и существующее вне стен общества. Но на самом же деле, мы «встроены» в природу. Природа – это окружающая среда, которая допускает наше существование.
Если сместить оптику с объективации природы в сторону осознания факта нашей встроенности в неё, возможно представить новые коллаборации по выживанию в системе капитализма. Так в своей книге американская антропологиня Анна Цзин «Гриб на краю света», заявляет, что «без сотрудничества мы все умрём». Цзин несколько лет изучала самый дорогой в мире гриб мацутакэ, являющийся японским деликатесом, который растет в самых неблагоприятных условиях – территориях, которые были обезлесены в результате лесозаготовки. Цзин отмечает, что гриб мацутакэ по своей природе коллаборационист и живёт в симбиозе с корнями деревьев – питаясь, он одновременно подпитывает своих соседей по экосистеме, не давая им погибнуть. Эта двойственность привлекла внимание американской ученой, занимающейся проблемами окружающей среды, человека и их совместного будущего.


Вселенная мацутакэ подобна огромной грибнице – грибники, торговцы, гурманы и кулинары объединены витиеватыми, нелинейными связями. Выработав собственные законы и формы социальных отношений, сообщества собирателей мацутакэ образуют «альтернативную» реальность, выживая вопреки капитализму и его воздействию на условия жизни, производства и товарные отношения.


Цзин обращает внимание на симметричную прекарность – мацутакэ случайно эволюционировал и процветает в областях, которые можно рассматривать как загрязненные, то есть, гриб мацутакэ существует в рамках ненадежности средств к существованию, которая также существует и в процессе торговли этими грибами. Цзин утверждает, что «прекарность - это состояние нашего времени», и отмечает важность этого явления для изменения социального анализа. «Это не спасёт нас, но поможет открыть наше воображение». Собирательство не считаются частью прогресса, но этот подход «.. показывает нам, как смотреть по сторонам, вокруг нас, а не вперёд». Этот взгляд по сторонам представляет собой альтернативный образ жизни в мире: это система взаимопомощи и нелинейных связей.

3


Для того, чтобы понять нашу всеобщую взаимосвязь, можно обратить внимание на наше собственное тело, и даже, скорее, набор тел. Число микробных клеток в организме человека примерно в 10 раз больше, чем число клеток человека. Эта цифра основана на анализе микробиома человека, насчитывающего порядка 100 триллионов бактериальных клеток, тогда как клетки человека исчитываются лишь в десятке триллионов. Наш микробиом включает в себя бактерии, археи, грибы, протисты и вирусы. В контексте геномики термин «микробиом человека» иногда используется для обозначения коллективных геномов резидентных микроорганизмов. Хотя некоторые микроорганизмы могут также жить и на теле человека, они обычно исключаются из этого определения.


Мы находимся в системе сложных взаимосвязей не только с окружающими нас микробами, вирусами, голубями и людьми, но также и с неодушевленными предметами. Большую часть времени мы думаем об окружающем мире и населяющих его объектах как о пассивных и стабильных вещах, тогда как мы, люди, являемся активными субъектами в мире. В книге американской философки Джейн Беннетт «Пульсирующая материя. Политическая экология вещей», Беннетт пытается опровергнуть вопрос двоичности между субъектом и объектом, показывая, как обычные вещи могут быть «актантами[1]», обладающими способностью «оживлять, действовать, производить драматические эффекты». Объекты живы благодаря своей способности изменять мир, оказывать влияние, формировать паутину взаимосвязей, частью которой они являются. Предметом ее рассмотрения поочередно становятся: свалки отходов, испускающие в атмосферу и изливающие в почву «живые» потоки химикатов, показывая тем самым, что мы не можем просто так «выбросить» материальность; авария в энергосистеме, вина за которую распределяется между электричеством, линиями электропередач, лесными пожарами, энергетическими компаниями и рыночной экономикой; пища, потребляемая нами, но в итоге влияющая (через омега-3 жирные кислоты) на наши эмоции и настроение.


Фактически не существует таких вещей, как «объекты» или «субъекты»: они (и мы) никогда не бывают полностью пассивными или стабильными – все находится в процессе, постоянно подвергаясь трансформации, постоянно модифицируется. Это сложная, переплетенная сеть, части которой влияют друг на друга; это конкурирующая материальность, образующая новые союзы, инициирующая новые процессы и рассеивающая другие. Люди неразрывно опутаны этой паутиной, которую Беннетт называет ассамбляжами.


Подчеркивая наши плотные взаимосвязи и взаимозависимости, Беннетт разрушает идею о человеко-центрированном действии в мире. Беннетт вводит концепцию распределенного агентства, которая «не ставит субъект в качестве первопричины следствия». Человеческие и нечеловеческие элементы всегда способны влиять на рой жизненных процессов, частью которых они являются, и которым они подвержены. Ничто не действует в одиночку: «любое действие всегда является транзакцией, и любое действие на самом деле не более чем инициатива, порождающая каскад событий».


Беннет настаивает на том, что объекты обладают особого рода веще-силой: «любопытной способностью неодушевленных вещей оживлять, действовать, производить драматические и тонкие эффекты». Мы можем только мельком увидеть силу вещей; мы никогда не сможем узнать это систематически, потому что именно эти тревожные переживания показывают нам, насколько активна наша «среда», а «мы» не суверенные субъекты.


Пульсация многовидовой и объектной жизни призывает нас к эстетической и эмоциональной открытости материальной витальности, бинарные системы – это ни что иное, как конструкт человеческого сознания. Наша идентичность кристаллизуются в диалоге, и в нас заложен огромный потенциал для изменения, если мы посмотрим по сторонам и примем курс на более осознанное со-жительство. В своих размышлениях о животных Жак Деррида указал на близость между бытием и следованием: быть (чем-либо, кем-либо) — значит всегда быть следующим (за чем-то, за кем-то), всегда быть готовым ответить на откуда-то идущий зов, сколь бы нечеловеческим он ни был.

[1]
Термин «актант» или «актор» (actant) принадлежит Бруно Латуру: актант — это источник действия, который может быть человеческим или нечеловеческим; актант — это то, что обладает действенностью (efficacy), может совершать нечто, изменять ход событий. Актант — это «любая сущность, которая преобразует другую сущность в ходе испытания», нечто такое, чьи «способности мы не можем определить заранее: о них можно судить лишь исходя из исполнения (performance) актанта»

Интервью с Алтайской травницей и психологиней Натальей Малыхиной о том, как заботиться о себе, учиться у природы и меньше болеть.

Интерпретация карты


Выпавшая Карта Таро— Сила


Многие тарологи пишут, что если у человека есть привычки, которые не удалось изменить есть смысл сфокусировать воображение на образности Силы. Необходимо прочувствовать свою внутреннюю силу, решимость, мягкость, власть над этой проблемой (а не ее отрицание). Карта символизирует внешнее препятствие, вставшее на пути духовного развития.

Мудрость Силы – действовать только твердостью духа, добротой и верой.